Мама восьмерых близнецов Надя (Натали) Сулеман, известная как «Октомама», поведала о том, что отказалась от работы в шоу-бизнесе и уже три с лишним года ведет новую праведную жизнь, полностью сосредоточившись на воспитании своих детей, которых у нее в общей сложности 14.

Жительница Калифорнии Надя Сулеман (сейчас она просит называть ее Натали) получила всемирную известность в 2008 году, когда выяснилось, что женщина беременна восьмерняшками, зачатыми с помощью ЭКО. Шансы на то, что она сможет выносить всех (кстати, до самых родов врачи думали, что это семерняшки – один малыш успешно «прятался» от УЗИ), и что все дети выживут, были близки к нулю.

Однако Натали успешно доносила близнецов до 31 недели, и 26 января 2009 года две девочки и шесть мальчиков появились на свет с помощью кесарева сечения. Вес малышей при рождении варьировался от 680 граммов до полутора килограммов. Все они выжили, набрали вес и уже в апреле были выписаны домой. Девочки получили имена Малийя и Нарийя, а мальчики – Ноа, Исайя, Джона, Макаи, Джозайя и Джеремайя.

С самого начала история Натали вызывала преимущественно негативную реакцию американской общественности. В первую очередь потому, что, как стало известно, Натали (в то время Надя) – одинокая мать, у которой есть еще шестеро маленьких детей (старший сын, Элайджа, родился в 2001 году), в том числе пара близнецов. Все они так же, как и восьмерняшки, были зачаты с помощью метода искусственного оплодотворения.

При этом женщина не имеет работы и живет на государственное пособие в маленькой квартире вместе со своими пожилыми родителями, а ее отец страдает от алкоголизма. Никто не мог понять, зачем ей в такой жизненной ситуации понадобились все эти дети. Единственная версия – чтобы получать еще больше пособий и жить на деньги налогоплательщиков. Кроме того, высказывались предположения, что у Натали не все в порядке с психикой.

Еще один скандал был связан с тем, что при ЭКО женщине были подсажены целых 12 эмбрионов (восемь из них прижились), в то время как в норме число имплантируемых эмбрионов составляет два-три. Майкл Камрава – врач, проводивший процедуру – утверждал, что сделал это по настоянию Натали, и эта история стоила ему карьеры, так как в итоге он был лишен медицинской лицензии.

В интервью The Daily Mail Натали, которой сейчас 41 год, впервые пролила некоторый свет на эту ситуацию. По ее словам, когда в 2008 году она в очередной раз обратилась в клинику Камравы для проведения процедуры ЭКО, в ее планы вовсе не входило беременеть восьмерняшками. Она просто хотела родить еще одного (только одного!) ребенка.

«Я росла с отцом алкоголиком, в нестабильной, небезопасной семейной атмосфере. Мне хотелось, чтобы у меня была стабильная семья с предсказуемым будущим. Я как раз завершила свое образование и считала, что смогу работать и содержать семерых детей», – пояснила Натали.

Она рассказала, что во время всех предыдущих раундов ЭКО ей из-за особенностей ее организма каждый раз подсаживали по шесть эмбрионов, из которых приживался только один (кроме одного раза, когда на свет появились близнецы). Однако на этот раз, после имплантации шести эмбрионов, Камрава испугался, что они все будут отторгнуты, и попросил Натали подписать письменное согласие на подсадку еще шести.

По ее словам, Камрава сказал ей, что вероятность отторжения первой партии составляет 99%, и женщина прямо на операционном столе, не читая, подписала согласие на имплантацию дополнительных эмбрионов. При этом, говорит Натали, она не вполне отдавала себе отчет, что делает, так как находилась под действием лекарств.

«Когда на сроке 17 недель выяснилось, что прижились семь, как тогда думали, эмбрионов, у меня был нервный срыв», – вспоминает Натали.

Затем, после рождения восьмерняшек, у Натали началась новая «звездная» жизнь в качестве «Октомамы» и медиа-персоны. Она превратилась в «селебрити» – ее приглашали на телешоу, она раздавала интервью, «мелькала» на страницах глянцевых журналов, сделала несколько пластических операций и начала выступать в стрип-клубах. Такое поведение многодетной матери не могло не вызывать возмущения общественности.

Натали даже пытались лишить опеки над детьми, о которых, как заявляли ее критики, она совершенно не заботится. Женщина сама подогревала эти слухи, заявив в одном из интервью: «Я ненавижу детей, они вызывают у меня отвращение…Я их, в общем-то, люблю, но лучше бы их у меня не было». Кроме того, в отношении Натали был подан иск и начаты судебные разбирательства о махинациях с государственным пособием, которое она продолжала получать, и деньгами из благотворительных фондов.

Тем временем, Натали утверждает, что была вынуждена вести такую жизнь, чтобы свести концы с концами и прокормить своих 14 детей. «Все, что я делала, было из-за денег и еды на столе. Выбор, стоявший передо мной, поймет каждая одинокая мать, – говорит она. – Все думали, что у меня куча благотворительных пожертвований и всяческой помощи, но это было не так. Я все делала сама и за все платила из своего кармана. Поэтому мне пришлось четыре года быть ''Октомамой''».

Эти годы дались Натали нелегко. Она понимала, что живет неправильно, чувствовала внутреннюю пустоту и ненавидела себя. «Я как будто погружалась в темноту, разрушала саму себя», – вспоминает она. Из-за постоянного нервного напряжения Натали «подсела» на успокоительные препараты и уже не могла без них обходиться.

В конце концов в марте 2013 года Сулеман приняла решение «убить» такого медийного персонажа как «Октомама» и начать новую жизнь.

«Это было как побег из тюрьмы. Я решила, что лучше буду бездомной и буду жить с 14 детьми в моем грузовичке, чем буду продолжать эту жизнь. Если бы я оставила все как есть, я бы уже, наверное, умерла», – говорит Натали. Она переехала с детьми в родительский дом и нашла работу по своей специальности – консультанта и психотерапевта.

Трудности и проблемы в жизни Натали, на этом, конечно, не закончились. В ноябре 2014 года у нее на руках умерла от рака мать. Вскоре ее отец-алкоголик упал с лестницы, и его полностью парализовало. Сейчас он находится в специальной клинике, где за ним ухаживают, но за это нужно платить.

Кроме того, двое из старших детей Натали – аутисты, причем один ребенок, сын Эйдан, требует постоянного присмотра и ухода. У самой Натали большие проблемы со спиной – это последствие тяжелой беременности «восьмерняшками». Из-за смещения и разрушения дисков ее мучают сильнейшие боли в позвоночнике.

Но, несмотря ни на что, Натали не сдается и смотрит в будущее с оптимизмом. «Я должна оставаться сильной ради детей. Мои дети знают, чем я занималась в качестве ''Октомамы'', я всегда говорю им правду. Я рассказала им, что делала разные плохие и стыдные вещи, но они мне сказали: "Все в порядке, мам, мы любим тебя и всегда будем любить'', – говорит Натали. – Я сделала в жизни очень много ошибок. Но мои дети – это не ошибка».

Сейчас вся жизнь Натали без остатка посвящена работе и детям. Ее день начинается в 5 часов утра, когда она готовит завтрак своим школьникам, и отвозит их в школу. Затем Натали спешит на работу, во второй половине дня забирает детей из школы, готовит обед, помогает с уроками, укладывает спать.

Все восьмерняшки, которым уже по семь с половиной лет, как и их мама, придерживаются здоровой вегетарианской диеты и занимаются спортом. По словам Натали, они с восьмерняшками – одна команда, они очень помогают ей в домашних делах и в уходе за своим старшим братом-инвалидом Эйданом.

«Я стараюсь растить здоровых и счастливых детей. Мне бы хотелось, чтобы такой ужасный, отвратительный персонаж – ''Октомама'' – стал примером того, каким быть ни в коем случае не надо. Никто не ненавидит ''Октомаму'' больше, чем я сама», – говорит Натали.