Многократное увеличение количества детей с расстройствами аутистического спектра (РАС) во всем мире не обошло и нашу страну. В какой-то мере это происходит не только за счет реального роста числа детей с РАС, а и в связи с улучшением диагностики.

Исследователи Центра по контролю и профилактике заболеваний (Атланта, США) в своем докладе о распространенности аутизма отмечают, что у каждого 88-го ребенка имеются какие-либо отклонения аутистического спектра, что свидетельствует об увеличении количества случаев этого заболевания на 78% за последние 10 лет. В первом десятилетии ХХІ в. распространенность РАС возросла с 1 случая на 166 детей до 1 на 110 детей. В девяностые годы ХХ в. данный показатель составил 1 случай на 2500, затем 1 на 1000 детей. В сравнении с 80-ми годами прошлого столетия увеличение частоты случаев РСА еще более значимое, поскольку на тот момент эпидемиологические исследования относили аутизм к числу редких заболеваний с частотой не более 1 случая на 10 тыс. детей.

Отдельные признаки первазивного развития, те или иные симптомы аутизма представлены в популяции еще чаще. В ходе полного обследования всех детей в возрасте от 7 до 12 лет на протяжении 6 лет в учреждениях образования района Ильсан города Коян (Южная Корея) с использованием стандартных скринирующих систем тестов обнаружено наличие симптомов аутистических нарушений у 2,6% детей, что превышает общемировые эпидемиологические показатели в два и более раз.

Каковы же украинские реалии? Уровень диагностики РАС остается крайне низким даже в сравнении со странами, которые развиваются, что делает помощь, построенную на принципах доказательной медицины, недоступной для большинства пациентов. Ежегодное повышение уровня диагностики РАС на протяжении последних пяти лет на 25-30% в соответствии с официальными статистическими данными Министерства здравоохранения не скоро позволит кардинально решить проблему своевременной и корректной диагностики.

Психологическая коррекция эмоциональных нарушений у детей

Компетентность специалистов первичного уровня медицинской помощи – участковых и семейных врачей, а в ряде случаев и врачей специалистов – детских психиатров, детских неврологов и педиатров – также является недостаточной. И если детей с тяжелыми формами проявления аутистических нарушений удается диагностировать достаточно рано, то дети с синдромом Аспергера, как правило, не диагностируются. Многие из них получают не существующие и не отражающие суть заболевания диагнозы. Так, значительная часть детей с отсутствующим в МКБ-10 диагнозом задержки психического или психоречевого
развития соответствуют диагностическим критериям РАС, в том числе высокофункциональным. Такие дети, при условии своевременного коррекционного вмешательства, могут обучаться в общеобразовательных школах. Если психокоррекционная работа своевременно не проводится, расстройства поведения, характерные для РАС, и нарушения формирования предпосылок школьных навыков не позволяют ребенку полноценно интегрироваться в школьный коллектив, препятствуют качественному овладению учебным материалом.

В последние годы можно констатировать определенный прогресс в сфере психологопедагогической коррекции детей с РАС в Украине. После ратификации Верховной Радой Конвенции ООН «О правах детей» (1991) и Конвенции ООН «О правах инвалидов» (2009) прекратилась дискриминационная практика признания детей с особыми образовательными потребностями необучаемыми. Районные и городские психолого-медико-педагогические консультации значительно реже отказывают детям с РАС в направлении в коррекционные дошкольные учреждения, у высокофункциональных аутистов появилось больше возможностей обучаться в общеобразовательных школах по месту жительства.

Реальный прогресс со школьным обучением и педагогической коррекцией детей с РАС связан с появлением специализированных учебных заведений, центров психолого-педагогической коррекции для детей с расстройствами спектра аутизма, частных учебных заведений.

Присоединение Украины к сообществу стран, внедряющих систему инклюзивного образования, казалось бы, должно было еще более ускорить процесс интеграции детей с РАС в образовательную среду. К сожалению, продвижение инклюзивного образования в нашей стране идет медленно и не всегда продуманно. На местах не выполняются распоряжения Министерства образования и науки, молодежи и спорта, которые гарантируют сопровождение детей ассистентами учителя со специальной подготовкой, составление индивидуальных программ для обучения детей с нарушениями развития сообразно их возможностям.

Беспокойство вызывает острый дефицит методически подготовленных педагогических кадров. Не только педагоги детских садов и общеобразовательных школ не владеют методиками, позволяющими подобрать наиболее приемлемые формы обучения, составить индивидуальные программы обучения и развития ребенка, но и коррекционные педагоги, логопеды не умеют преодолевать трудности в обучении детей с РАС. Особо следует отметить крайне низкий уровень подготовки психологических кадров, как дошкольных учреждений, так и практикующих психологов общеобразовательных школ, не позволяющий им адекватно диагностировать психологические проблемы учащихся и своевременно оказывать им необходимую помощь.

Н.С. Андреева,
благотворительная организация «Школа-сходинки», г. Киев

Далее