Родители наказывают детей за «плохое поведение», но есть ли в этом смысл? Наказание может обидеть и запутать малыша, внушить ему, что он плохой, заставить бояться родителей. Вместо этого лучше применить метод ограничения. О нем рассказывает аналитик ФГБУ «Центр защиты прав и интересов детей» кандидат педагогических наук Татьяна Горнова.

Почему взрослые наказывают детей

У этого есть три причины.

  1. Взрослый хочет дать ребенку модель правильного поведения.
  2. Он раздражен поведением или поступком ребенка.
  3. Он устал.

Чаще всего все три причины выступают в комплексе: родитель недоволен поступком сына или дочери, он устал, он хочет объяснить, почему такое поведение не должно повторяться.

Как ему действовать? У него есть два варианта: наказать ребенка или применить ограничение. Какой вариант лучше?

Что происходит с ребенком, когда его наказывают

Ребенок не получает правильного алгоритма действия. Он не понимает, как ему нужно было себя вести в подобной ситуации.

Боль и обида

Часто, наказывая ребенка, мы не отделяем его поступок от его личности.Наше обращение к ребенку зачастую звучит очень больно и обидно.

Например, мы можем сказать ребенку, что он неуклюжий, неаккуратный, хотя причины «плохого» поступка могли быть совсем в другом. Но ребенок запоминает, что он неуклюжий, неаккуратный — и дальше живет с этой мыслью.

Гнев взрослого и страх ребенка

Наказывая ребенка, родитель очень сильно включается эмоционально. Он не может спокойно и понятно высказать свою позицию. Как правило, он повышает голос, кричит, раздражается. Часто в такие моменты ему тяжело сосредоточиться на ребенке. Он злится, поэтому ребенка он не видит.

Ребенок, которого наказывают, боится взрослого. Причем он боится не угроз и не наказания, а эмоций родителя. Если спросить ребенка, что он слышал и видел в момент наказания, он скажет, что мама и/или папа кричали и были недовольны. Часто дети даже не могут повторить того, что говорил взрослый.

Что в итоге? Ребенок обижен, он не понимает, что происходит, ему страшно.

Если ребенок маленький, он не может «вернуть» взрослому свои эмоции. Дети постарше уже способны сказать в ответ: «Не кричите на меня, не ругайтесь, не злитесь, просто скажите, и я пойму». Но чаще всего мы не слышим ребенка, мы просто транслируем ему: «Я тебя ругаю, я взрослый, это моя позиция, это мое желание, это мои эмоции».

«Иди в угол!»

Раньше ребенка в качестве наказания за какую-нибудь провинность ставили в угол со словами: «Иди подумай над своим поведением». Малыш не понимает, зачем он идет в угол, не знает, что ему в этом углу делать, как это он должен думать над своим поступком и когда он выйдет из угла.

Многие дети начинают расписывать или царапать стены, повторять стереотипные движения, раскачиваться, накручивать себе волосы на палец, особенно если ребенок гиперактивный. Взрослые могут ребенка еще и одернуть: «Стой прямо, не крутись, тебя поставили подумать!» — и возникает второй круг наказания.

Ребенок чувствует, что совершил что-то неправильное, но что с этим делать, он не знает. Ему тревожно, он не знает, как это исправить, страдает от обиды и не может высказать это взрослому.

Чем ограничение отличается от наказания?

Применяя ограничение, мы объясняем ребенку, что его действия нас не устраивают, что они не соответствуют правилам и нормам. При этом ребенок не боится взрослого, потому что родители говорят спокойно, на доступном ребенку языке, в доброжелательной обстановке. И малыш понимает, чего от него хотят.

Кроме этого, ребенок знает границы ограничения: он осознает, что это за мера, когда она закончится и что будет в итоге.

Ребенок знает, как ему следует поступать, чтобы не быть «ограниченным». Он получает алгоритм действия в конкретной ситуации.

Например, мы договорились с ребенком, что в течение недели он сам убирает свои игрушки. Если он выполнит свой договор, то в конце недели мы пойдем с ним в парк развлечений.

Если ребенок через два дня перестал убирать свои игрушки и мы решили его наказать, то мы скажем: «Ты ничего не убрал, ты наказан, ты никуда не пойдешь». Ситуация станет тупиковой, потому что невозможно будет двигаться дальше. Ребенок потеряет мотивацию: «Зачем я буду убирать игрушки, если я все равно никуда не пойду?» Он не поймет, что ему делать — убирать игрушки или нет.

Самое тревожное для ребенка — мысль о том, как вести диалог с мамой или папой, которые так отреагировали. Нужно ли к ним подойти? Как попросить у них помощи?

Если мы применим ограничение, та же ситуация будет выглядеть иначе: «Сынок, у нас с тобой была договоренность, что в течение недели ты убираешь свои игрушки, но последние два дня ты этого не делал, поэтому в парк развлечений мы с тобой не пойдем. Я надеюсь, что мы это сделаем на следующей неделе. Я помогу тебе убрать игрушки, я знаю, что у нас получится, и я очень надеюсь, что мы сходим в парк развлечений».

Что изменилось?

Мы рассказали ребенку, чего мы от него хотим, показали, что в парк мы все-таки пойдем, но для этого нужно приложить усилия, и предложили ребенку свою помощь.

Ограничение отличается от наказания тем, что ребенок не боится взрослого, не испытывает тревоги и понимает, как поступать в дальнейшем. Ребенок осознает, что ситуация не устраивает взрослых, знает, как из нее выйти, и не теряет мотивацию к действию.

Ошибки взрослых

1. Не учитывать возраст ребенка и особенности его личности. Ребенок в полтора года, например, не воспринимает сложносочиненные предложения и просто не поймет, чего мы от него хотим, если мы будем говорить сложно.

2. Предъявлять неожиданные требования и наказывать за их невыполнение. Тогда ситуация оказывается стрессовой вдвойне, и ребенок думает примерно следующее: «Я понимаю, что я наказан и где-то провинился, что мама злится, но за что и почему так неожиданно?»

Бывает, что, наказывая ребенка, мы отрываем его от каких-то важных дел. Например, он общается с друзьями или с интересом рассматривает книгу, а тут приходит мама и наказывает его. Ребенку становится больно, обидно и тревожно.

3. Случается, мы предъявляем ребенку требования, которые не адекватны ситуации. Как правило, это происходит из-за нахлынувших эмоций или усталости.

Мы иногда говорим: «Я тебя наказываю, ты больше никогда не будешь смотреть мультики». При этом мы понимаем, что мультики ребенок все равно смотреть будет.

4. Мы часто наказываем ребенка, который находится в состоянии сильного эмоционального всплеска. Он может быть в отчаянии, разгневан, зол — и поэтому он нас не слышит.

Невозможно построить диалог, пока эмоции, наши и ребенка, берут верх.

Как не наказывать, а ограничивать ребенка

1. Используя ограничение, мы должны прекрасно осознавать ситуацию, понимать, что именно мы хотим донести до ребенка.

2. Родитель должен четко, спокойно и понятно высказать свою позицию. Он не должен ссылаться на мнение других людей. Это Я расстроена, Я недовольна, МЕНЯ тревожит твой поступок.

Если мы хотим, чтобы ребенок в дальнейшем использовал правильный алгоритм действий, мы должны говорить понятными ему словами. Для этого нужно исключить из речи все сложносочиненные предложения со множеством запятых.

3. Обязательно следует добиться от ребенка обратной связи: «Ты понял, что произошло и что мы сейчас будем делать? Расскажи, что произошло!» Должен быть диалог. Наказывая, мы лишаем ребенка диалога. А когда мы не наказываем, а ограничиваем, у него остается право голоса, мы даем ребенку возможность объяснить, почему он поступил именно так.

Наказание — это карающая функция родителя, а ограничение — функция воспитывающая.

4. Родитель должен поддержать ребенка, создавая ситуацию успеха: «Давай вместе попробуем, у тебя получится, я знаю».

Разбор того, почему ребенок поступил плохо, не обязательно должен выливаться в долгую беседу или допрос. Родитель сам может соотнести факты и подумать, почему ребенок поступил так или иначе.

Многочасовой монолог с обращенными к ребенку вопросами: «Ты понял, что тебе говорят?» — это тоже наказание.

5. Нужно дать ребенку правильный алгоритм — рассказать, показать, сделать вместе с ребенком. Взрослые — авторитет и пример.