Это на Западе однополые браки — уже почти обыденное явление, а воспитание детей в таких семьях считается вполне допустимым. В России же к представителям ЛГБТ-сообщества относятся куда менее толерантно. По закону однополые пары не могут официально регистрировать свои отношения и уж тем более брать на воспитание детей.

Но некоторым россиянам удается обходить этот запрет. Как строят семьи люди с нетрадиционной ориентацией в РФ и с какими трудностями им приходится сталкиваться, читайте в нашем материале.

Недавно интернет потрясла новость о возбуждении уголовного дела против сотрудников органов опеки, которые допустили усыновление детей однополой парой. Семья, попавшая в поле зрения силовиков, — двое мужчин нетрадиционной ориентации. По информации СМИ пара официально состоит в браке, который они оформили в одной из стран Европы. А в 2010 году один из супругов усыновил двоих мальчиков-сирот. Таким образом, им удалось обойти закон о запрете усыновления детей однополыми парами, принятый в России в 2013 году.

Долгие годы пару никто не беспокоил, но недавно супруги обратились к педиатору. Один из сыновей пожаловался на боли в животе, а во время сеанса обмолвился, что «папа и его друг спят в одной кровати». Врача это заявление насторожило, поэтому он обратился в органы опеки, попросив их убедиться в благопристойности семьи, куда передали детей.

Следственные органы провели обыск в квартире супругов, но ничего подозрительного не заметили. Тем не менее СК было заведено дело в отношении сотрудников соцзащиты, так как они, по их мнению, «ничего не сделали для защиты детей от вредной для них информации».

В Совете по правам человека поддержали семью, заявив, что в России очень много детей воспитывают мамы, бабушки и тети, а ориентация родителей и их личные отношения не могут быть поводом для возбуждения уголовного дела. Сами родители вместе с детьми сейчас находятся в отпуске за границей и думают, стоит ли им возвращаться, ведь в России их явно ждет еще множество неприятностей.

Представителям СМИ удалось узнать, как живут другие однополые семьи. С историями некоторых из них вы можете ознакомиться ниже.

(Фотографии, использованные здесь, не связаны конкретно с героями статьи и носят иллюстративный характер!)

Ксения и Мария

Ксения и Мария решились на искусственное оплодотворение несколько лет назад. Ребенка вынашивала Ксения, а ее возлюбленная на протяжении всей беременности всячески ее поддерживала.

Долгие годы ЛГБТ-семья не испытывала никаких проблем: мальчик рос здоровым и счастливым, пара даже стала задумываться о втором ребенке, которого должна была родить Мария. Правда, сейчас это не представляется возможным, ведь Мария является «добытчиком» в семье — девушка работает в Москве на престижной должности и получает неплохую зарплату. Большую часть денег Мария отправляет в Берлин, где сейчас живут Ксения с сыном.

Переехала Ксения не просто так. Однажды Мария крупно поссорилась с соседом из-за места на парковке, а мужчина, зная об отношениях в их семье, начал им угрожать и шантажировать. Сначала пара сменила место жительства в пределах города, но мстительный сосед продолжал звонить и писать оскорбительные смски. Женщины понимали, что злопыхателю не составит труда узнать их имена и фамилии у их бывшего арендодателя, поэтому и приняли такое кардинальное решение.

Сейчас Мария и Ксения видятся примерно раз в три месяца, но задумываются о том, чтобы снова вернуться к совместной жизни. Супруги планировали получить политическое убежище в Германии, но сделать это можно, лишь доказав преследование на территории своей страны.

Но опять же, как доказать? В полицию я не обращалась, конечно же, СМИ про нас не писали, членовредительства никакого не было. Конечно, кое-какие шансы есть, и мы сейчас этим занимаемся, — говорит Мария. — Но трудность в том, что я не хотела уезжать из своей страны, я здесь востребованный специалист, у меня здесь друзья. А там кем я буду работать? Вообще всю жизнь придется начать с нуля. Поэтому пока остановились на варианте раздельного проживания, мы смогли легализовать пребывание там Ксении и сына, я пока езжу к ним как турист. Так жить спокойнее, но мне не очень нравится.

Анна и Лариса

Анна и Лариса состоят в отношениях вот уже шесть лет и в настоящее время воспитывают 3-летнюю дочь. Девушки воспользовались услугой искусственного оплодотворения, роды взяла на себя Анна. Для обеих было важно, чтобы донор спермы был анонимным и в будущем не высказывал претензий на отцовство.

Нужна была стопроцентная гарантия, так как люди имеют свойство со временем менять отношение к тем или иным вещам, — рассказывает девушка.

Когда клинику нашли и выбрали донора, началась процедура искусственной инсеминации. Девушки не стали посвящать врача в свои личные отношения, но та и сама догадалась, что между ними не просто дружба и призналась, что сталкивалась с подобными ситуациями и ранее.

Когда Анна и Лариса рассказали о своем решении родителям, те сильно заволновались.

У родителей был страх за нас и за будущего ребенка, — рассказывает пара. — Друзья поддерживали, но было и сочувствие: все понимали, что нам придется тяжело.

Однако трудности в их семье были скорее бытовыми и не связанными с их нетрадиционной ориентацией. Единственной проблемой стало то, что пара никак не защищена на законодательном уровне. К примеру, Лариса не может уйти на больничный по уходу за ребенком, не может отвести девочку в поликлинику. Забрать малышку из садика она может, только если Анна заранее предупредит воспитателей. Хорошо, что хотя бы на детской площадке не требуют паспорт.

Девушки уже задумываются об эмиграции, ведь не видят никаких перспектив, что в будущем отношение к таким семьям в России изменится.

Прогресс очень медленный, и тут ключевое — государство, которое провозглашает, что мы извращенцы, что это дань моде и баловство. Запугивает людей, которые не решаются быть собой, в итоге заводят «традиционные» семьи и живут несчастливо.


Булат и Мира

Булат Барантаев — единственный, кто согласился поговорить с журналистами открыто. Уже много лет мужчина является активистом ЛГБТ-организации, поэтому скрывать свою личность и необычные отношения в семье житель Новосибирска не стал.

Несколько лет назад подруги Булата попросили его стать донором для их ребенка. Мужчина согласился. Так на свет появилась девочка по имени Мира, которой недавно исполнилось пять лет.

Мира растет с мамой и ее партнершей. Кем ей приходится «тетя», она особо не интересуется.

Кроме того, Мира регулярно видится со своим папой. Булат водит ее на аттракционы, в кино, на массаж и к стоматологу. Родители Булата — дедушка и бабушка Миры — могут забирать ее к себе на каникулы. Такая вот большая и дружная семья.

Булат рассказывает, что им пока не приходилось сталкиваться с проблемами со стороны воспитателей или врачей. Мира растет здоровым, счастливым и любимым ребенком, а это, по мнению мужчины, самое главное.

Дети должны жить в семьях, где они любимы. А ЛГБТ-семья это или нет, вообще значения не имеет, — считает Барантаев.

А вы согласны с Булатом? Что думаете по поводу однополых браков и воспитания детей в таких семьях?